В лёгкой дымке мудрости

О том, зачем я веду этот блог

       Мой Lj - или блог - не имеет чётко выраженной научной направленности. На мой взгляд, научный блог в чистом виде выглядит  на пространстве ЖЖ примерно так же, как статья "Пространственно-временная динамика пикопланктона моря Уэддела в осенне-зимний период" на страницах журналов "Природа", "Наука и жизнь" или "Юный натуралист". То есть: весьма серьёзно и фундаментально, но при этом не слишком понятно для широкого круга читателей.
       Не отрицаю, что на огромном пространстве этого крайне разнообразного информационного поля есть блоги, где авторы публикуют материалы исключительно научного характера. То есть, фактически, являют миру читателей научные статьи, посвящённые результатам своих исследований в определённой области. И, как и требует этого форма представления научной информации в такого рода публикациях, приводят её по разделам: введение, материал и методы исследований, результаты, их обсуждение, заключение (или выводы) и прилагаемый референс. 
       Наверняка есть люди, увлечённо читающие эти блоги и черпающие для себя полезные знания. Безусловно, это ценный опыт, ибо статьи в научных изданиях выходят, как правило, не слишком быстро, а в своём блоге автор волен представлять полученные им сведения, как только сочтёт это необходимым. Но чисто научная трактовка фактов с применением специфических терминов, ссылок и апелляций к строгим определениям, известным далеко не всем, бывает понятна далеко не каждому человеку, заходящему в блог по ключевым словам об интересующем его явлении. Поэтому сугубо научные блоги - в  обозначенном варианте - имеют узкий круг читателей на пространстве ЖЖ. 
        Задачу моего блога я вижу в том, чтобы передать картину Мира глазами отдельно взятого учёного, имеющего аналитический склад ума, изучающего морскую жизнь и много путешествующего. Во многом блог посвящён популяризации научных знаний о живой природе. Здесь есть посты об экспедициях, где в полевых условиях куётся современная наука о Море (в Lj я могу писать это слово с большой буквы), репортажи о путешествиях в интересные районы планеты, а также научно-популярных программах, что я веду, фотоподборки, сделанные нашим скромным, но очень деятельным союзом Concolotor, и даже енотские сказки, где в ироничной форме рассматриваются вполне жизненные ситуации. Посты на тему "пена дней" здесь тоже есть - но в меньшинстве и "под замком". 
         Я не стремлюсь научить читателя чему-то специфически важному, но хочу поделиться с ним знаниями учёного о том, как на самом деле устроен Мир - в известной мне области его познания. Однажды мой учитель, д.б.н. А.И. Азовский, сказал: "Настоящий учёный - это тот, кто способен доходчиво объяснить восьмилетнему ребёнку, чем он занимается." Оставаясь благодарным ему за это напутствие по сей день, резюмирую всё, сказанное выше: сегодня в Мире наука не должна быть герметичной - чтобы она жила и развивалась, учёные должны заботиться о том, чтобы их понимали.

В лёгкой дымке мудрости

(no subject)

Сегодня речь снова пойдёт о красоте микромира - как такового, без выведения существ на чистые культуры методами изоляции клеток или энвиронментального шока для всех прочих организмов. На снимках - сообщество гетеротрофных микроорганизмов, выросшее на поверхности фрагментов полиэтиленовой плёнки. В пресной воде. Многие из нас видели хлопья рыжеватой тины, что формируются подо льдом и в проталинах ранней весной. В большинстве своём, такие структуры строятся на основе обильно ветвящихся нитчатых железобактерий Actinothrix ochraceae: используя двухвалентное железо (в составе оксидов) в качестве источника электронов, они преобразуют его в трёхвалентное, и выделяют - опять же, в форме оксидов - при строительстве своих оболочек. В результате трубки, которые эти бактерии строят из оксидов железа и кремния, приобретают охристо-рыже-буро-желтоватые оттенки. И разрастается рыже-бурая тина. В целом, процесс оказалось возможно воспроизвести в лаборатории. На основе обрастаний на поверхности ПЭ, который 2 недели провисел подо льдом, в Москве-реке. И там потихонечку обрастал. Плюс к тому, как хорошо заметно на снимках, в состав сообщества вошли другие нитчатые бактерии, а также множество видов прокариот, формирующих облачные колонии, и вполне себе гетеротрофные протисты: амёбы и жгутиконосцы. В шариках с горлышком - в цистах - сидят жгутиконосцы. Конечно же, набор видов, слагающих это сообщество в лаборатории, будет отличаться от того, что примется с энтузиазмом строиться в открытом водоёме ближе к весне. Однако, здесь хорошо видны стратегии охвата пространства теми существами, что оказываются способны начать его выстраивать.


Collapse )
В лёгкой дымке мудрости

Цветение на Халактырском пляже

Ну что, половина ответа найдена. Пробы воды и литорального грунта, взятые вчера, 6.10.2020, на Халактырском пляже моим другом, Егором Георгий Завьялов, уже сегодня попали мне в руки благодаря участию Юлия Скобенникова. Микроскопирование на старом, но мощном Carl Zeiss Jena показало, что в грунте присутствуют - в огромном количестве - свежеотмершие и даже вполне живые клетки планктонной динофлагелляты под названием Dinophysis fortii. Вид был определён в консультациях с Tatiana Morozova. Этот вид известен науке как производитель биотоксинов, способных вызывать острое диаретическое отравление (Diarrhetic Shellfish Poisoning - DSP) - например, при употреблении в пищу моллюсков, изрядно наевшихся клеток динофизиса. Или просто при заглатывании морской воды, в которой размножается динофизис фортии. Три основных токсина, описанных для этого вида динофлагеллят - это окадаевая кислота (ocadaic acid - OA), DTX1 и DTX2 (динофизотоксины 1 и 2) способны вызывать отравления различной степени тяжести. При отравлениях средней тяжести случаются диарея, тошнота, рвота и боли в животе. При тяжёлой форме возможно образование опухоли в пищеварительном тракте.
Рвота и другие симптомы отравления ЖКТ у сёрферов могли быть вызваны контактом с Dinophysis fortii. Дело в том, что в грунт - в чёрный вулканический песок на литорали Авачинского залива - клетки этого вида попали из планктона, где он, судя по их количеству на дне, активно размножался (цвёл) несколько дней назад. И цветение его могло быть продолжительным - неделю и дольше. Это планктонный микроорганизм. И его массовое развитие в прибрежных водах Дальневосточного региона описано в научных публикациях. Например, вот в этой: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3917280/

3.4. Dinophysis fortii
This was the first species of Dinophysis identified as the causative agent of DSP intoxications [31]. D. fortii is considered the most noxious agent of DSP outbreaks in Japan [26]. It is also reported as an important contributor to DSP events, alone or co-occuring with D. acuminata and other Dinophysis species in the Adriatic Sea [147] and in upwelling areas in South Africa, California, and Mexico [148,149,150].
Early analyses of picked cells by HPLC-FLD showed some Japanese strains contained OA (23 pg·cell−1) and others very high levels of DTX1 (13–191.5 pg·cell−1) and PTX2 (42.5 pg·cell−1) [32,151] Very high levels of DTX1 (up to 252 pg·cell−1) were also found in HPLC-FLD analysis of natural populations in Mutsu Bay [25]. Populations from the Adriatic Sea showed a dominance of PTX2 but also contained OA (15 pg·cell−1) [95]. More recent analyses of picked cells from Northeast Hokkaido by LC-MS showed cells containing more moderate amounts of DTX1 (8–11 pg·cell−1) and PTX2 (51–64 pg·cell−1) [152], however, analysis of D. fortti cultures confirmed that some strains may contain high levels of PTX2 (around 180 pg·cell−1), moderate levels of OA (<10 pg·cell−1), and traces of DTX1 (<0.6 pg·cell−1) [153].

Однако, это лишь часть ответа на бурно задаваемые вопросы. Ибо способна объяснить отравления у людей и морских млекопитающих. Но не массовые заморы рыб и донных беспозвоночных.
#Камчатка #Халактырскийпляж #токсины #отравленноеморе
В лёгкой дымке мудрости

(no subject)

Привет, мой маленький дру-к... Сегодня я расскажу тебе сказочку. Почему на конце "к"? Потому что "г" у нас происходит вокруг. А "к" вполне прекрасно смотрится на конце, ибо сказка о смерти.

Я мало что рассказываю о своей жизни. Ибо, во-первых, нехир. А во-вторых, мало кто поверит в то хитросплетение виражей, коим я живу, и оттого появится много вопросов... без ответов. Тем не менее, приоткрывая эту завесу тайны на малый дюйм... Я отмечу: в эти странные, парадоксальные, необъяснимые здравой логикой и непокаянные дни зеленеющей весны - я иногда езжу в электричках. И да, у меня на эти случаи есть аусвайс. Настоящий, из интернета. Пожалуй, это лучшее применение мобильной связи, придуманное хитромудрыми сборщиками податей, которое только можно было придумать. Отмечу также, что и у вас может быть на руках аусвайс - и прямо да, для путешествия на электричке. И катайтесь на ней хоть весь день. Это доступно и просто - два... раза... в неделю!!!

Collapse )
В лёгкой дымке мудрости

Микрофиты - колонизаторы морского пластика в Антарктике

Биотоп - это место, в котором обитают живые существа, формирующие сообщество. Например, мокрые скалы, орошаемые прибоем на берегу Моря - это биотоп. Это место обладает набором характеристик: степенью и периодичностью обводнения, суточным перепадом температуры и освещённости, характером самих скал, включая их иссечённость (разномасштабную неоднородность поверхности) и минеральный состав, а также наличием каких-либо сидячих форм жизни, колониальные поселения которых формируют не только приповерхностный ландшафт на этих скалах, но и основные потоки превращения вещества в этой среде обитания. Если какая-то микроводоросль, инфузория или жгутиконосец обитает в сообществе на поверхности этих скал, на неё - и на круг её способностей осуществлять жизненные функции - оказывают разностепенное влияние все эти характеристики среды обитания. Фокус в том, что наборы характеристик, сопутствующие биотопам, способны - при завидной очевидности - повторяться во многих местах. А сами биотопы, в приемлемом спектре различий, именуемом плавными и назначительными градиентами характеристик, могут занимать пространства, весьма солидные по масштабам. Например, те же береговые скалы, разбросанные по краям бухт, могут занимать сравнительно небольшое место - в масштабах бухты. А вот отвесные береговые скалы, формирующие клиф, уходящий прямо в воду и тянущийся на десятки километров по линии берега - это уже вполне гигантский биотоп. Длительное существование биотопов способно оказывать влияние на адаптации организмов, их населяющих - например, в направлении специализации. Например, цианобактерии, растущие коркой на тех же береговых скалах на протяжении многих сотен тысяч лет, оказываются способны колонизировать далеко не всякий иной субстрат. И на этом фоне особенно интересным оказывается плавучий пластик, шляющийся по поверхности Моря по воле своенравных волн. И эта история связана с нашим рассказом почти напрямую, хотя речь пойдёт и не о цианобактериях.


Collapse )

В лёгкой дымке мудрости

Антарктика. Лето на Море и островах. Часть первая.

Все фото были сделаны мной в Антарктической экспедиции ОИ РАН, во 2-м и 3-м этапах 79-го рейса НИС "Академик Мстислав Келдыш".
Эта серия снимков была сделана в январе 2020 года, с борта корабля, в акватории пролива Брансфилда, вблизи Южных Шетландских островов.
Мелкие щёточки по верхним краям скал - это пингвиньи стаи.




Collapse )
В лёгкой дымке мудрости

На южном краю Мира

На другой стороне этого огромного Мира, на южном берегу Огненной Земли, у самого пролива Бигль, раскинулся удивительный город. Люди там живут в маленьких, но изящно и уютно выстроенных домиках. Каждый строит жилище на свой формат, размер и декор. А поскольку люди небольшие, то и домики смотрятся - на наш великанский взор -  довольно компактными. В микроскопических садиках цветут кустистые розы и огромные клумбы люпинов совершенно невероятных расцветок. А в конце лета на лугах вокруг - и по обочинам дорог - буйно расцветают одуванчики и самый настоящий тысячелистник, а в траве повсюду мелькают белые головки клевера. Сами местные люди небольшого роста, но крепко сложены и активно живут, поддерживая развитую индустрию туризма, коим и живо это место. А у единственного гражданского пирса постоянно сменяются корабли: это научные суда, сухогрузы и разнокалиберные туристические лайнеры. Отсюда начинается путь в Антарктику для множества путешественников сквозь моря. И в окрестные лесистые горы - для всех прочих странников, преодолевших долгий путь в этот край. На самый край Мира - Fin del Mundo.
.

















В лёгкой дымке мудрости

(no subject)


Буксир... как много в этих звуках!
Сюжет из конца нулевых.
С высокой вероятностью, на этой картине изображён буксир. Небольшой, но вполне на ходу. И, как это принято, сильно выигрывающий в цене аренды любым другим корабликам... с почти неограниченной мореходностью. В теории, конечно, но выигрывающий. Ибо теория эта выгодна судовладельцу. А низкая цена аренды - например, экологической фирме, производящей... О, Боже!... Инженерно-экологические изыскания по трассе чего-то важного и стратегически значимого, пролегающей сквозь огромный кусок акватории. Где-то в заливе, на дальнем и суровом, почти крайнем Севере. "...оставим снежинку и рассмотрим падение!" Означенный край земли и просторы акваторий - край не только выживаемости человека, но и почти неограниченных возможностей: в том числе и к преодолению этого самого барьера выживаемости. Для двуногих. Олени, моржи и тюлени там живут с успехом. А нерпа вообще красивая - она глазастая, и у неё талии нет. А птицы морские отпадны... особенно, если много. И сразу. И прямо вокруг. Однако, мы отвлеклись. Для реализации возможностей - и не только к преодолению, а также для обеспечения контракта фирмы-однодневки - существует буксир! И он был с успехом нанят. Вместе с командой. Из двух человек. По регистру их было четверо, фактически - почти 7. Но двое оказались относительно трезвы и на ногах. Остальные не смогли подняться и сфокусировать взор. Ибо кризис, душе нужно отвлечься... А нирвана - она всюду, ты только прикоснись.
Под лебёдку для спуска и подъёма научного оборудования приспособили якорную... лебёдку. Единственную на пароходе. Я не оговорился: назначение временное, но фактическое. В смысле: пароходом. На время научного рейса. Ибо назвать НИСом так и не решились. Во избежание проблем с погранцами.
Директор фирмы-однодневки предложил по телефону приспособить под лебёдку электродрель. Но начальник научной группы на этой фразе выключил моторолу. И больше её не включал.
Под стрелу к лебёдке приспособили и вовсе сдвоенную пулемётную систему, снятую где-то ночью, прямо накануне выхода. Пулемёты не стреляли уже лет 30, но имели довольно грозный вид и высокую прочность. Читай: несгибаемость. Отметим, впрочем, что конструкцию переваривали трижды, прямо в рейсе, в 4-5-бальный шторм. Ибо другой погоды никто не обеспечил. Опять же, край предельных возможностей - он не только для каких-то киборгов-учёных. Он и для сварщиков. Коим оказался один из членов экипажа. Второй, избежав участи варить металл под ударами волн через фальшборт, страстно вёл судёнышко к цели.
Лабораторию организовали в двух помещениях: в ящике для канатов и на камбузе. Пельмени варили там же. Прямо с майонезом. Камбуз маленький. Но пространства 60х40 хватило для развёртывания приборов четверым опытным учёным. Разумеется, нанятым в Академии наук. Ибо экологическая фирма (однодневка) - это бренд! К тому же, им обещали отвалить бабла. И герои отправились... нет, не подвиги совершать. Просто работать.
Под батометр переточили (напильником) и переварили (опять же, на корме) лишний патрубок. Не спрашивайте, от чего. Просто на буксире нашёлся лишний патрубок. Или на той же прибрежной свалке заброшенного северного посёлка... где нашли старый сдвоенный пулемёт. К слову: из-за перекошенного и весьма угрожающего вида выносной стрелы к "пароходу" в конечном итоге перестали подплывать не только наивные рыбаки, но и нерпы. Жаль: они красивые. С ними не скучно. Впрочем, скучать и так не доводилось, ибо с погодой договориться так и не удалось.
Вернёмся, однако, в картину. Буксир возвращается в порт одного из северных городов после трёхнедельного инженерно-экологического рейса. Бдительная охрана порта в а**е: здесь вообще никто не петрит, как - и почему? - этот полусписанный буксир с щелями чуть над ватерлинией в принципе покинул акваторию порта. Кто разрешил????
А меж тем, на "пароходе" праздник: выжившая команда и привычно доработавшие полигон учёные, пройдя полторы тысячи километров от полигона исследований, сквозь шторма, радостно допивают последний разведённый спирт, закусывая его роскошным жаркое из начинок пельменей и морской капусты. И сладострастно мечтают о скором ларьке с пивом, шоколадом и, хотя бы, кетчупом. Ибо пельменей осталось ещё пол-ящика.
Знал бы художник Евгений Кунгар, какой шедевр он сотворил...