?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Байкал притягивает. К нему тянутся помыслы и устремляются мысли, стягиваются туристы и странники всех мастей, от "побеждающих над собой" до "проникающих сквозь грани миров". На его берегах растут отельчики, кемпинги и просто долговременные "огневые точки" с костровищами для заезжих рюкзачников. и с каждым годом их становится всё больше. А живём мы с вами в эпоху пластика. и это уже геологически состоявшийся факт: время нашего с вами пребывания на Земле будет хорошо маркировано в геологической летописи по слою пластикового мусора - спрессованного породами сверху и не очень. На самом деле, имеет смысл поискать подобный слой мусора на Марсе - что-то же сгубило атмосферу этой планеты. Если отмести разные случайности вроде спонтанного столкновения с гигантским метеоритом, порвавшим устоявшееся вхлам и положившем конец всей марсианской биоте (*в том виде, в коем она там могла обитать), то в топ наиболее вероятных гипотез выходит разительный удар, нанесённый по экологии марса эпохой безудержного потребления. А она неминуемо оставляет за собой горы мусора. после приходит пыль - в том числе и от распавшихся отходов - она постпенно прессуется, и мусор скрывается под поверхностью планеты. Однако, если он малоразложимый для природы, а атмосфера давно кончилась, то никуда он из этой осадочной толщи не денется. Одним словом, надо поискать. Явно не тем заняты марсианские модули в своих одиноких странствиях. А может, их земная свита просто скрывает истинные результаты... надо же в чём-то продавать напитки и паковать покупки на Земле, а тут нежданно всплывёт такая история! А технологические циклы давно отлажены, и переход на новое производство - это деньги, и потребуется их на начальных этапах много, ибо менеджеры последних поколений не умеют не только думать и писать, но и считать... А деньги отнюдь не их. Но вернёмся к Байкалу.
Каждый год, с приходом весны, на его берегах начинают тусоваться люди. И большинство необходимого они привозят с собой. И упаковано это необходимое в лёгкие и прочные синтетические материалы: в основном это полиэтилен, полиэстер, полистирол и полипропилен. А ещё лёгкие плёнки из синтетических полимеров активно используют как тенты, дождевики, скатерти и для разных других целей, до коих способен легко добраться ветер. А он своими ненавязчивыми порывами сносит все эти плёнки в озеро. Поэтому мало какая группа пикничников, отправляющаяся на берег Байкала на выходные, берёт с собой плёнку-скатерть в одном экземпляре. И мало кто после увозит все эти пластиковые отходы, включая бутылки, стаканчики, тарелочки и прочую утварь, с собой. Конечно же, многие уверены в том, что сжигать пластик в костре плохо - продукты его сгорания могут навредить атмосфере! И будет нечем дышать, ибо воздух станет ядовит. Так что пластиковый мусор складируется в особых местах на берегу. Человеку не всегда свойственно размышлять логически - много чаще он стремится поступать по правилам. так надёжнее, и остальные о тебе хорошо подумают. Сложи пластик в кучку подальше от воды, отряхни руки и живи спокойно. Когда-нибудь после придут специально модифицированные микробы, способные жрать только б/у полимеры, и употребят его в пищу - а после залягут спорами на грунт, блаженно ожидая новой порции мусора. Между тем, приходят ветра, и пластик уносится в озеро. И с каждым годом, на фоне развития просветляющего туризма и прочих форм паломничества на Байкал, его там всё больше. Вопрос - в какой форме.
Отметим такую простую и надёжную деталь: бытовой пластик чаще всего обладает положительной плавучестью. То есть, способен держаться либо на поверхности воды, либо под самой поверхностью, либо колыхаться близко к поверхности. А ещё в Байкале живут диатомеи: микроскопически малые одноклеточные существа, способные развиваться огромными поселениями и колониями на доступных субстратах. И диатомеи, одетые в кремниевые панцири, обладают определённым собственным весом - в особенности, если их много.
Добавим к этому, что в самой мелководной зоне озера, на окатанных камнях, уходящих от кромки прибоя на полтора-два метра в глубину, обильно развиваются целые "леса" из крупных, до нескольких миллиметров длиной, колоний диатомей, относимых к роду дидимосфения (Didymosphenia). Их там живёт два вида и три разновидности. Серовато-бурое "войлочное" покрытие на камнях, начинающееся от глубины в 10-15 см, образовано как раз их ветвящимися колониями: это древовидные структуры, сооружаемые самими клетками дидимосфений из выделяемых ими биополимеров, и армированные изнутри для прочности кальциевыми нитями - кеглевидные клетки в опаловых панцирях сидят по концам ветвей. В свою очередь, на поверхности колоний развивается множество видов других микроскопических существ, и большинство из них также составляют диатомеи - уже других видов, более мелкие. На каждой колонии дидимосфении разрастается толстый слой её спутников - микроэпифитов, относимых к фрагиляриям (Fragilaria), цимбеллам (Cymbella), опефорам (Opephora), мартьянам (Martyana), энционемам (Encyonema), гомфонемам и гомфонейсам, строящим собственные разветвлённые колонии (Gomphonema и Gomphoneis), а также к кокконейсам (Cocconeis), образующим порой сплошной оброст (колониальные поселения в один слой) на поверхности старых колоний, расположенных ближе к "спине" камня. И главной особенностью всех этих диатомовых джунглей в прибойной полосе Байкала является их способность прекрасно жить в том слое воды, где активность солнечных лучей и поверхностной гидродинамики наиболее агрессивны. А ещё они умеют обрастать антропогенные полимеры... например полиэтилен, полистирол, полипропилен и пенопласт.
Летом 2017 года экспедиция проекта "Берега России" под руководством к.б.н., гидробиолога Михаила Колобова, отобрала образцы пластика, плававшие в приповерхностном слое вод Байкала - в самых разных участках акватории озера. Образцы были зафиксиованы спиртом и формалином и доставлены в Москву для анализа той биоты, что может на них развиваться. Микроскопирование, проведённое Олесей Ильиной ("Берега России") и Филиппом Сапожниковым (ИО РАН) показало, что на поверхности фрагментов полиэтилена, полиэстера и полипропилена, паривших в воде у самой поверхности, бурно развился разнообразный оброст из самых разных микрофитов: диатомей, цианобактерий (цианопрокариот) и даже микроскопических ветвящихся талломов зелёных водорослей (хорофитов) и проростков улётрикса (он тоже хлорофит). И вся эта эпиполимерная биота, разумеется, обладает собственной массой - а стало быть, при массированном разрастании способна утягивать фрагменты полимеров вниз, а после захоранивать их на дне. Однако, на пути очищающей способности микрофитов стоит парусность тех самых фрагментов полимеров, на которых они обитают. Но и здесь есть простой выход. Те самые кокконейсы, чьи эллиптические панцири зачастую сплошным слоем покрывают поверхность полимера между "кустами" цианобактерий, хлорофитов и древовидными колониями дидимосфений и гомфонейсов, очень любят размножаться... и не любят после этого совершать лишних движений. Собственно, потому их распростёртые по субстрату колониальные поселения и выглядят столь густыми: дочерняя клетка сползает с материнской и, буквально расталкивая лежащих рядом родичей, встраивается между ними... и плотно присасывается к субстрату, как и все прочие кокконейсы вокруг неё. Если субстрат очень твёрдый, родичи немного расступаются. Если нет, как в случае с антропополимерами, они при этом слегка подтягивают его за собой. Это происходит в масштабах микро- и наномира, но кокконейсов очень много. А ещё на фрагменты полимера светит Солнце, вызывая их постепенное фотоокисление, и по ним лупят волны, ибо на Великом Русском озере иногда случаются сильные шторма. В результате совместных действий полчища кокконейсов и упомянутых абиотических стрессов, на поверхности полимера появляются сначала нанотрещины, а затем и трещиноватые складки, и по ним крупные фрагменты рвутся на более мелкие. Но оброст при этом никуда не девается - более того, на свежей поверхности по трещинам сразу же начинают расти тончайшие нити цианобактерий. И, чем мельче становится фрагмент полимера, тем сильнее тянут его в глубину разросшиеся на нём микрофиты. Казалось бы, вот он, прямой путь к захоронению микропластика в глубинах Байкала. Однако, в ряде районов озера работает такое явление, как апвеллинг - подъём глубинных вод к поверхности. Вполне возможно, они поднимают с собой и пластик... Но здесь, в приповерхностных слоях воды, он снова способен обрасти микрофитами, поверх тех, что уже росли на нём прежде, но отмерли, очутившись на большой глубине - однако, так и не отпали, ибо кокконейсы и древовидные колонии дидимосфений остаются плотно прикреплёнными к полимеру даже мёртвыми. Так что эти частицы микропластика тонут снова, и происходит это с ними уже быстрей. Тем не менее, вся эта история - вовсе не повод оставлять мусорный пластик по берегам озера, надеясь, что Байкал благополучно переварит его сам. Биоразложение антропополимеров описанным образом происходит очень медленно, на это уходят годы, а некоторые полимеры, окисляясь на Солнце, выделяют в окружающую воду ядовитые вещества. Так что на данный момент силы озера для сопротивления пластиковой атаке не сильно велики.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
homaaxel
Feb. 17th, 2018 08:46 pm (UTC)
Странно, что нет компаний, которые регулярно вывозят пластиковый мусор с берегов и вылавливают его в озере. Мусор - это же деньги.
marina_zaharova
Feb. 18th, 2018 01:22 pm (UTC)
Иногда складывается впечатление, что одноклеточные - это именно такие люди...
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com