?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: животные

       Мой Lj - или блог - не имеет чётко выраженной научной направленности. На мой взгляд, научный блог в чистом виде выглядит  на пространстве ЖЖ примерно так же, как статья "Пространственно-временная динамика пикопланктона моря Уэддела в осенне-зимний период" на страницах журналов "Природа", "Наука и жизнь" или "Юный натуралист". То есть: весьма серьёзно и фундаментально, но при этом не слишком понятно для широкого круга читателей.
       Не отрицаю, что на огромном пространстве этого крайне разнообразного информационного поля есть блоги, где авторы публикуют материалы исключительно научного характера. То есть, фактически, являют миру читателей научные статьи, посвящённые результатам своих исследований в определённой области. И, как и требует этого форма представления научной информации в такого рода публикациях, приводят её по разделам: введение, материал и методы исследований, результаты, их обсуждение, заключение (или выводы) и прилагаемый референс. 
       Наверняка есть люди, увлечённо читающие эти блоги и черпающие для себя полезные знания. Безусловно, это ценный опыт, ибо статьи в научных изданиях выходят, как правило, не слишком быстро, а в своём блоге автор волен представлять полученные им сведения, как только сочтёт это необходимым. Но чисто научная трактовка фактов с применением специфических терминов, ссылок и апелляций к строгим определениям, известным далеко не всем, бывает понятна далеко не каждому человеку, заходящему в блог по ключевым словам об интересующем его явлении. Поэтому сугубо научные блоги - в  обозначенном варианте - имеют узкий круг читателей на пространстве ЖЖ. 
        Задачу моего блога я вижу в том, чтобы передать картину Мира глазами отдельно взятого учёного, имеющего аналитический склад ума, изучающего морскую жизнь и много путешествующего. Во многом блог посвящён популяризации научных знаний о живой природе. Здесь есть посты об экспедициях, где в полевых условиях куётся современная наука о Море (в Lj я могу писать это слово с большой буквы), репортажи о путешествиях в интересные районы планеты, а также научно-популярных программах, что я веду, фотоподборки, сделанные нашим скромным, но очень деятельным союзом Concolotor, и даже енотские сказки, где в ироничной форме рассматриваются вполне жизненные ситуации. Посты на тему "пена дней" здесь тоже есть - но в меньшинстве и "под замком". 
         Я не стремлюсь научить читателя чему-то специфически важному, но хочу поделиться с ним знаниями учёного о том, как на самом деле устроен Мир - в известной мне области его познания. Однажды мой учитель, д.б.н. А.И. Азовский, сказал: "Настоящий учёный - это тот, кто способен доходчиво объяснить восьмилетнему ребёнку, чем он занимается." Оставаясь благодарным ему за это напутствие по сей день, резюмирую всё, сказанное выше: сегодня в Мире наука не должна быть герметичной - чтобы она жила и развивалась, учёные должны заботиться о том, чтобы их понимали.

И эта запись будет в нём первой - как титульный лист. Или как вывеска, кому как проще это будет воспринять.
Журнал в открытом доступе посвящён репортажам о путешествиях и дальних странствиях, морским программам, енотским сказкам, фотоматериалам - в том числе и подводным - из самых разных уголков Планеты, а также, в редких случаях, перепостам на темы, которые небезразличны енотам. Мне интересны творческие люди, умеющие проявлять фантазию в конструктивных видах деятельности, науке и искусстве.

Если появилось желание включить меня в число Ваших френдов - напишите несколько слов о себе в комментариях к этой записи. Только не забудьте при этом авторизоваться, ибо анонимные комментарии, которые в нераспечатанном виде приходят ко мне в почтовый ящик, я уже несколько месяцев удаляю, не читая - диалоги с пустотой чужды енотам.

 

...что енот не застал в этом году полноценной золотой осени в Подмосковье. По пути из Архангельска в Москву видел золото начала октобря во всей красе по лесам, а по прибытии - уже практически нет. Потому что вместе со своим возвращением из холодных северных морей привёз в эти края холод, низкое небо и дождь. Можно сказать, доставил октоберский холод курьерской почтой. Как, впрочем, и в прошлый раз, когда возвращался с Карского Моря в октябре 2007-го. Традиция. Так что, стоило еноту осмотреться вокруг в поисках золотящихся крон и мягкой жёлтой листвы под ногами, как он увидел только интенсивно облетающие деревья и мокрые листья, плавающие в лужах на асфальте. Мистическую октоберскую осень это зрелище день ото дня напоминает всё меньше. Поэтому, вместо почти уже традиционных снимков с опавшими листьями вязов и колдовскими грибами среди них, растущими прямо из тонких сосновых хвоинок... что успели подсохнуть на прохладном октоберском ветру под шумящими в прозрачном небе кронами... Вместо этого я буду радовать вас, дорогие мои камрады, эпизодами субтропической горной весны. Октобер - всё же месяц мистический. Так что еноты считают необходимым и возможным внести весеннюю струю просыпающихся лесов на склонах гор Абхазии в сгущающиеся влажные сумерки нашей повседневной действительности.

P.S.: И не забывайте думать о добрых чудесах в эту октоберско-аперлийскую пору. Иначе, ежели вы совсем отчаятесь, во сне к вам явятся еноты и утащут вас в туманный горный колдовской лес... И будут водить по его призрачным лабиринтам среди цветущих грабов до тех пор, покуда вы снова не поверите в свои силы, в чудеса, в жизнь и во всё то хорошее, что у нас в ней осталось - и ещё обязательно будет.








Read more...Collapse )



         ...На пустынном каменном берегу гулял сырой, прохладно-промозглый ветер. В котором совсем не ощущалось тепла. Впрочем, здесь его никогда и не было - этого тепла: сама основа из слоистой каменной породы, слагавшей остров, хранила холод уже столько лет, что из них вполне складывались семизначные цифры.

 
         
           Этот берег был весь, на сколько хватало различающего взора, усыпан плоскими, тонкими, словно ощепы, осколками камня: серебристо-голубыми, бежевыми, розовато-бурыми и даже оранжево-красными. Большинство было покрыто тонкой вязью кружева накипных лишайников. На самом деле они были изначально чёрными - как и те свежеобнажённые выходы сланцев, что громоздились тёмными буграми выше по склону, уходившему в холмы и дальше - к бескрайней шапке ледника. Поверхность этих бугров отчаянно напоминала потухшие костры, что остались от исполинских библиотек начала времён после катаклизмического армагеддона: кипы и ворохи тонких, почерневших от огня страниц, рассыпанные большими мокрыми кучами в нечарующем беспорядке. Только вот страницы были твёрдые, и немного потолще бумаги. Однако, кто ж его знает, как выглядела бумага в далёкие, доармагеддонские времена... Эти развороченные кипы почерневших листов геологической летописи были только едва тронуты беловатыми кружевами лишайников. А вот пластинки, покрывающие плоский берег одеялом - сплошной ровной россыпью, лишайники всех мастей жрали, вьедаясь в камень, сотнями тысячелетий. Оттого и вышел этот берег не серо-чёрным, а рыже-охрянно-серебристо-красным. И сейчас, под низким небом ранней полярной осени, вся эта пустыня - опять же, полярная - казалась издали скорее по-осеннему пёстрой, нежели монотонно-гнетуще-бесцветной. У северной природы есть простор для творения образов... И вполне хватает на это времени. Во времени здесь никто не ограничен, оно здесь течёт... иначе - на этих пустынных берегах.
          Впрочем, отметим сразу, что трём енотам, уютно расположившимся прямо на каменном крошеве вдали от обрывистой кромки берегового клифа и набегающих шумных волн, было абсолютно безразлично, как и куда течёт местное время. Они были абсолютно незаметны среди ровной пестроты пейзажа в своих по-осеннему бежевых тёплых шубах, которые лишь слегка трепал ветер, и даже их полосатые хвосты терялись в мозаике орнаментов лишайника на камнях. К тому же - экономя тепло или просто из лени - они сидели почти неподвижно, в рядок, мордочками к Морю. Они неторопливо пили густое тёмное пиво из кожаных бурдючков, и ели рыбу - огромного копчёного щёкура, разложенного прямо на камушках и приправленного маринованной черемшой, перечными сухарями и свежеструганым имбирём. Смакуя всё это с истинно-еноцким удовольствием - то есть отщепляя маленькими кусочками и пережёвывая до того состояния, когда во рту оставался только вкус ароматной пищи - они вели промеж собою беседу. 
-- Красив чертовски этот пароход, - молвил самый молодой из енотов, облизывая масляные пальцы на одной лапе, а другой указывая на большой корабль, застывший на фоне тронутого туманом горизонта примерно в полутора милях от берега. - Интересно, там хорошо?
Read more...Collapse )


А картинки о том, как происходила на пароходе жизнь, будут ещё несколькими постами.
 Часть вторая: Обжившие толщу песка.

          В первой части нашего рассказа о том, кто живёт на песчаном дне прибрежных мелководий Кипра, шла речь о многих существах. И всех этих тварей морских объединяла общая черта: они живут на поверхности песчаного дна, перемещаясь по нему во имя исполнения каких-либо жизненных целей, больших и малых. В толщу рыхлого грунта они зарываются лишь при опасности. В этой - второй части рассказа - мы коснёмся тех обитателей Моря, что живут непосредственно в песке, выставляя из него на поверхность лишь отдельные органы для ловли пищи. 
Таких существ и вовсе почти не заметно на просторах песчаного дна. Человек несведущий будет плять над ним, глядя на поверхность извилистой песчано-волновой ряби, и с грустью думать: "Вот я видел камбалу, нескольких раков-отшельников, вроде краб пробегал - или показалось, облачко песка промелькнуло? А больше никого и нет на этих просторах - пустыня!" И будет совершенно не прав. Ибо верхние несколько сантиметров толщи сыпучего песка на мелководьях населяет множество интереснейших организмов.
           Если нырнуть поглубже и, опять же, плыть над самым дном, рассматривая поверхность складок песчаного дна, то вам вскоре встретится первый из них, являющий собою густую корону тонких щупалец на толстом стебле, торчащем из норки - Cerianthus mediterranei (рисунок 1). Это - кишечнополостное существо из группы сериантарий (Ceriantharia), дальний родственник морских анемонов, или актиний. В отличие от своих родичей, предпочитающих селиться на поверхности скал, камней или на твёрдых панцирях некоторых моллюсков и раков-отшельников, цериантарии в этой зоне живут прямо в песке, в глубокой (сантиметров на 15-20) норке. Их щупальца окрашены в светлые тона, расцвеченные более тёмными полосками. Такая окраска при лёгком движении щупалец от придонной волны легко маскирует цериантуса, мимикрируя его под пёструю поверхность песка. Пищу он ловит прямо на щупальца, примерно так же, как это делают актинии. Но при опасности, чуя врага на дистанции в несколько десятков сантиметров, цериантус моментально скручивает все щупальца и, сокращаясь телом, стремительно ускользает в норку. Если подождать секунд 40-50, можно наблюдать, как он неторопливо, робко высовывается оттуда снова.


Рисунок 1. Цериантария Cerianthus mediterranei высунула из норки свои ловчие щупальца.

            Аналогичным образом занимает охотничью позицию и небольшая рыбка Conger wilsoni, очень напоминающая по форме угря: из норки в песке торчит лишь её приостренная глазастая мордочка, а всё остальное тело уходит в толщу дна под углом на пару десятков сантиметров. Только щупалец у неё нет, поэтому охотится она, стремительно выбрасывая вперёд голову и хватая проплывающую мимо некрупную добычу (копшака или малька, а то и зазевавшуюся креветку или совсем мелкого крабика-плавунца). Read more...Collapse )
     Сегодня я предлагаю вам рассказ о сообществе живых существ, населяющих песчаную пустыню на мелководьях в прибрежной зоне Кипра. Обзор сделан по материалам наблюдений, проведённых совместно с участниками программы Второй океанографической экспедиции Гносис-Центра* в районе Ларнаки. 

*Все текстовые материалы настоящего обзора являются собственностью Гносис-Центра и могут быть переопубликованы частично или полностью только с согласия автора (Ф. Сапожникова) или с позволения руководителя Центра (А. Утамиши). Иллюстрации к обзору, взятые из глобальной информационной сети, приведены со ссылками на соответствующиеоткрытые интерактивные издания. Если ссылка не приводится, это означает, что снимок сделан Ф. Сапожниковым (ассоциация Concolotor ©).

Часть первая: странники подводных дюн.

 Плавая над песчаным дном невдалеке от берега, где глубина составляет всего 1-3 метра, вы чаще всего видите под собою бескрайнюю пустыню. Узоры из невысоких дюн или же протяжённых тонких линий – песчано-волновой ряби – покрывают огромные пространства (рисунок 1). Блики от солнечных лучей играют по этим извилистым бороздам, и оттого они расцвечиваются дополнительной пестротой оттенков света и тени.


Рисунок 1. Так выглядит песчаное дно на небольших глубинах. Пейзаж, вполне безжизненный на вид.

             Но, как бы не играли лучи на песке, это всё равно – пустыня, открытый простор, где негде спрятаться донным жителям. Оттого, казалось бы, и безжизненны эти места – вся пёстрая, ярко окрашенная живность обживает скалы, заросли водорослей и морских трав. Там есть где скрыться от хищников, обустроить себе жилище, а высокая неоднородность микроусловий позволяет разным видам донных беспозвоночных и рыб жить, практически не пересекаясь с соседями – каждый находит «свой угол». Кто же будет жить на песке, где тебя отовсюду хорошо видно хищникам, не из чего построить гнездо, да и не безопасно это для потомства… Тем не менее, кажущаяся безжизненность песчаного дна - это иллюзия. Особенность этого биотопа не только в том, что он обладает достаточно однородной – в мезо и макромасштабе – поверхностью (рисунок 2), но и в том, что сама поверхность здесь рыхлая, податливая, годная к применению в качестве укрытия.


Рисунок 2. В микромасштабе (т.е. в масштабе от одной до нескольких сотен квадратных сантиметров) рельеф такого дна представлен чередующимися поднятиями (дюнками или же гребнями песчано-волновой ряби) и углублениями, или ложбинками между ними. Это - микрорельеф, используемый обитателями дна для обитания и маскировки. В мезо- (от одного до нескольких квадратных метров) и макромасштабе (десятки и сотни квадратных метров) дно выглядит в высокой степени однородно.

            Безусловно, на песчано-волновой ряби любой объект будет хорошо заметен издали. Но только при условии, что он не замаскирован и не умеет прятаться в песок. Это два основных механизма, позволяющих большому числу видов выжить на просторах песчаного дна. Поднырните, проплывите над самой поверхностью тонких «дюн» волновой ряби, над извилистыми бороздами донного орнамента. И вы увидите массу интереснейших форм жизни, для которых песчаное дно – это родной дом.

 

Read more...Collapse )

 

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com